Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница

В разговор вступил один из рыцарей:

— Если трубадур действительно такой богохульник, то я уверен: здесь никто не станет раздумывать, надо ли его останавливать. Но почему это в интересах тамплиеров?

— Ответ прост, — сказал Жиль, глядя на рыцаря. — В его представлениях присутствует рыцарский орден, побуждающий Парсиваля совершать дикие, отвратительные обряды. Рыцари одеты в белые мантии, украшенные красными крестами.

Несколько тамплиеров беспокойно задвигались. Эврар провел рукой по потному лбу.

— Значит, вы намерены арестовать его, когда он прибудет в Париж? — спросил Никола.

— Да.

— У вас есть доказательство его вины?

Жиль сдвинул брови.

— Если недостаточно свидетельств тысяч людей, присутствовавших при его богохульствах, то… — Он на секунду Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница замолк. — Вызывает сомнение, сам ли Пьер де Понт-Экве написал эти стихи. Десять лет назад он обретался при королевском дворе, но без успеха, и король его прогнал. Сведущие люди считают его лишенным способностей написать такое… — Жиль стиснул зубы, — складное произведение. Однако нам известно о существовании книги, которую он читает на своих представлениях, заявляя, что ее принес ангел из потайного подвала храма Гроба Господня в Иерусалиме. Это, конечно, богохульство, но скорее всего именно из этой книги он почерпнул большую часть стихов. Книга станет против него уликой. Вполне возможно, она является наследием катаров.

— Тебе что-нибудь известно об этой книге, брат Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница Жиль? — спросил инспектор.

— Она хорошо сделана, переплетена в кожу. Стихи написаны красными чернилами. Название вытиснено золотом.

— И как же она называется? — поинтересовался Эврар.

Жиль глянул на него.

— «Книга Грааля».

— Ты о ней слышал, брат? — спросил инспектор.

Эврар закашлялся.

— Нет. Не слышал.

— Да, это тревожная весть, — произнес инспектор, откидываясь на спинку кресла. — Орден тамплиеров получает помощь от рыцарей и баронов из многих стран. Если наша честь будет запятнана, мы можем ее потерять. Это крайне нежелательно, особенно сейчас, когда на Востоке так неспокойно. — Он повернулся к Жилю: — В этом деле, брат, инквизиция получит от тамплиеров полную поддержку.

Прошло два Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница часа. Эврар так и не сел за перевод, а все ходил и ходил по солару. Наконец в дверь постучали, а через секунду на пороге возник человек в сером.

Эврар облегченно вздохнул и направился к небольшому столу у окна.



— Я уже начал тревожиться, что ты не придешь.

— Меня задержали дела, — проговорил Хасан, закрывая дверь. Он постоял, пока глаза привыкали к полумраку. Шторы в покоях Эврара были плотно задернуты, и свет проникал лишь в щели между ними. — В чем дело, брат?

Эврар стал наливать в кубок вино и немного пролил — неуклюжая рука с отсутствующими пальцами подвела.

— Вышло так, что ты оказался прав.

Хасан Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница посмотрел на него, не понимая.

— Насчет трубадура, черт возьми! — Эврар тяжело опустился на стул. — Садись, Хасан. Мы знаем друг друга очень давно, давай не будем придерживаться церемоний.

— Да, с незапамятных времен. — Хасан чуть улыбнулся и сел рядом с капелланом. — Поведай о случившемся.

Эврар рассказал Хасану о встрече с доминиканцем.

— Следовало послать тебя на розыски трубадура сразу же, как только ты рассказал мне о нем.

— Но мы не знали, связаны ли его романсы с твоим кодом. Сам я на его представлениях не бывал. Знаю по рассказам. Да, наблюдались какие-то сходства. Но ты правильно решил подождать подтверждений.

— А теперь за ним Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница охотится инквизиция, — сказал Эврар.

— Они, кажется, намерены схватить Пьера, когда он прибудет в Париж.

Эврар пожал плечами.

— Неужели трубадур смог завладеть «Книгой Грааля»? — удивился Хасан.

— Может, именно он и побудил клирика ее украсть.

— Но тот, кто побудил Рулли похитить книгу, должен знать об «Анима Темпли» и наших планах, — возразил Хасан. — Мы боялись использования ее против нас. А инквизитор вам сегодня поведал о трубадуре, взявшем из книги лишь стихи для своих романсов о Граале. Если он хотел нас разоблачить, то намекал бы на связь книги с орденом тамплиеров. Трубадур же заявляет, что ему принес ее ангел.

— Я понимаю Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница это не хуже тебя, Хасан, но если Пьер де Понт-Экве причастен к похищению книги и знает о нас, они это из него вытянут. Если поймают. У них есть убедительные средства вырвать у человека признание. — Эврар взволнованно прошелся по комнате. — Ты бы слышал этого брата Жиля! — Его лицо перекосила злоба. — Они называют еретиками всех, с кем не согласны! Можно подумать, Библию написал не Господь, а они, доминиканцы. Любой, кто думает не так, как церковники, должен гореть на костре. Нет, гореть должны именно эти злодеи! — Щеки Эврара вспыхнули, шрам угрожающе покраснел. Он возвысил голос: — Ох уж эта Церковь! Сколько отцов и сыновей Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница она посылает воевать ради своей гордыни! Разве Господь требует, чтобы женщины становились вдовами, а дети сиротами? — Он покачал головой. — Это нужно церковникам, чтобы набивать мошну.

— Успокойся, брат, — сказал Хасан.

Эврар повернулся.

— Кто еще решился бы на такое, кроме «Анима Темпли»? Никто, я тебе скажу. Они все слишком одержимы своими желаниями и вовлечены в интриги. Даже наш орден. — Эврар чуть понизил голос. — Если книга попадет в руки доминиканцев и они догадаются о наших планах, нам конец, Хасан. Наши цели направлены против Церкви и вообще христианской веры. Они не поймут, Хасан. Ты это знаешь.

— Пьер появится в городе через несколько Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница месяцев. У нас еще есть время.

— Трубадура надо найти. Орден тамплиеров очень силен, но я не уверен, что он сможет выстоять против инквизиции. Нас всегда защищал папа, но доминиканцы не отходят от него ни на шаг и все время что-то нашептывают. — Эврар поднял крышку сундука, достал кошель с монетами. — Если «Книга Грааля» у Пьера, забери ее. — Он протянул кошель Хасану. — А если он имеет касательство к ее похищению…

— Я понял, брат, — перебил его Хасан. — Трубадур не доберется до Парижа. — Он задержался у двери. — Я бы хотел сказать еще пару слов. Теперь они кажутся подходящими.

— О чем?

Хасан молчал Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница.

— Если у тебя есть сведения, говори, — хмуро бросил Эврар.

— О твоем сержанте. Тебе следует его привлечь. Нам уже давно пора действовать вместе. Правда, он по-прежнему относится ко мне с подозрением.

Эврар махнул рукой:

— Это не подозрение, а любопытство. Я в этом уверен. Он получил от меня ответ, какой я даю каждому, кто спрашивает о тебе. Ты обращенный христианин и помогаешь мне в переводе арабских манускриптов. Что в этом сомнительного? В прицептории Акры трудятся много писцов-арабов.

— Прости, если я говорю некстати, но Кемпбелл служит тебе преданно шесть лет, а ты отказываешь ему в посвящении. Без оснований.

— С посвящением в Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница рыцари не следует спешить. Правда, в наши дни многие юноши думают иначе.

— Ты говорил мне, какой он ценный работник.

— Обучение Кемпбелла не закончено, — раздраженно произнес Эврар. — И пока я не решу вопрос о его готовности к посвящению, к нашим делам привлекать его не будем.

— Кемпбелл никогда не сможет себя проявить, если ты не дашь ему возможности. Зачем сдерживать юношу? Он мог бы принести пользу нашему делу. Джеймс остался бы доволен, если бы ты ввел его в круг. К тому же, брат, — мягко проговорил Хасан, — ты уже совсем не молод. Кто продолжит работу после твоего ухода? Я Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница не смогу. По крайней мере на Западе. То, чем ты занимаешься сейчас — сбор и распространение знаний, — важно, но тебе пора вернуться на Восток. Братству нужен наставник, особенно сейчас, когда там зреет беда. И нам нужны новые члены.

— Тебе не нужно напоминать мне об этом, Хасан, — устало проговорил Эврар. — Если бы не книга, я бы вернулся в Акру несколько лет назад. Знаю, что там есть во мне нужда и потребны новые члены на замену тем, кого мы потеряли. Я храню молчание для блага моего сержанта. Ибо как только человек становится членом тайного братства, он переходит в другой мир, откуда нет Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница возврата.

— Но, возможно, ты просто боишься открыть кому-то наши тайны. Будь осторожен, не прижимай их к себе так крепко. Задушишь. — Хасан набросил на голову капюшон. — Ты обжегся на великом магистре Армане. Я это знаю, брат. Но пришло время забыть прошлое и обратить взор в будущее. Цели тайного братства можно претворить, только если будут для этого люди. Если же в «Анима Темпли» не придут новые силы, оно умрет вместе с этим поколением.

Уилл закончил перевод, когда солнце клонилось к закату. Небо за окном стало кроваво-красным. Он просидел в опочивальне весь день и натрудил руку так, что ее начало сводить судорогой. На Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница столе лежали две пачки пергамента. В одной — листы, покрытые изящной арабской вязью, в другой — исписанные его угловатым почерком. С этим арабским трактатом он возился несколько недель, каждый день до позднего вечера, при пламени единственной свечи, скрипя пером под храп товарищей. Сегодня из-за спешки на нескольких последних страницах размазал чернила, да и кое-какие строки получились чуть кривые. Уилл собирался сделать красивую окантовку, любимую Эвраром, но после вчерашней встречи с Саймоном начал торопиться. Окончание трактата стало удобным предлогом завести разговор.

Уилл вышел из сержантской казармы. По главному проходу к воротам двигался человек в сером. Хасан. Уилл Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница замедлил шаг, проводил его взглядом, затем продолжил путь. У рыцарских покоев собрался толкнуть дверь, но она отворилась раньше. Появившийся рыцарь чуть не столкнулся с Уиллом. Это был Гарин де Лион.

— Уильям.

Они замерли, рассматривая друг друга.

Гарин выглядел старше своих девятнадцати лет. И стал красивым. Темно-русая борода, на голове волосы чуть светлее. Впрочем, они всегда у него были золотистые. Пронзительные темно-голубые глаза. Уилл представил, каким он выглядит в этих глазах. Помятая черная туника в пятнах, стоптанные башмаки, на глаза свисают нечесаные волосы.

Когда тишина стала невыносимой, он заставил себя улыбнуться и протянул руку.

— Саймон сказал мне о твоем прибытии Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница.

Гарин не сразу пожал руку.

— Да, прибыл. Как ты?

— В порядке. А ты?

— Тоже.

Опять долгое молчание.

— Как в Лондоне? — спросил Уилл, не придумав ничего другого.

— Грязно, смрадно, много людей. — Углы рта Гарина дернулись, изображая улыбку. — В общем, как всегда.

— По какому ты прибыл делу? — Уилл произносил слова с большим трудом.

— Я подавал прошение о переводе. В Лондоне у меня очень мало возможностей для продвижения. Здесь больше. Могу даже стать командором под началом инспектора. — Он глянул на тунику Уилла. — А ты действительно стал писцом?

Уилл сумел сдержать смущение.

— Да. Мой наставник — Эврар, капеллан.

— Эврар? — На лице Гарина Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница мелькнуло что-то похожее на узнавание.

— Ты его знаешь?

Он отрицательно покачал головой:

— Нет. Наверное, перепутал с кем-то. Извини, — он шагнул вперед, — мне нужно идти. У меня встреча с инспектором.

— Послушай, Гарин, — быстро проговорил Уилл. — Я сожалею о том, что случилось тогда на кладбище. Конечно, прошло много лет, но…

— Все давно забыто. — Гарин помолчал. — И я тоже сожалею. — Он кивнул Уиллу и быстро пошел. Края его белой мантии чуть касались земли.

Уилл долго смотрел ему вслед, только сейчас понимая, насколько был напряжен. Вот, значит, каким стал бывший друг. Ему казалось, совсем недавно они лазили по деревьям и воровали фрукты в саду Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница Нью-Темпла.

Уилл постучал три раза в дверь покоев Эврара, подождал позволения войти. Капеллан сразу приучил его к этому. Наверное, чтобы сержант знал свое место.

— Входи, — раздался за дверью скрипучий голос.

Эврар был одним из немногих в прицептории, кто имел собственный солар. Уилл до сих пор не знал, почему капеллану была дарована такая роскошь. На задней стене, над узкой кроватью, висела рисованная карта Святой земли с Иерусалимом в центре, над ним Акра и Антиохия. Глядя на эту карту, Уилл всегда вспоминал рыцаря в Нью-Темпле, рассказавшего об Антиохии, одной из пяти святынь, где первые христиане тайно совершали Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница обряды под водительством самого святого Петра. Рыцарь говорил о большом богатом городе, обнесенном стеной длиной восемнадцать миль. Крепость там стоит на горе так высоко, что касается облаков. Уилл не верил, что может быть такое, пока не увидел эту карту, на которой действительно изображался замок на высокой горе, и подумал, что, наверное, это правда.

Эврар сидел за столом, согнувшись над книгой, — тоже занимался переводом. Седые пряди, похожие на порванную паутину, сползли на лоб. Слабый ветерок колыхал пламя свечи. Он поднял голову, сердито глянул на Уилла и снова вперился в книгу.

— Что тебе, сержант?

Уилл протянул пергаменты.

— Я принес перевод трактата Ибн Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница-Исмаила.

Эврар продолжал читать еще некоторое время, затем нехотя отложил книгу и кивком подозвал Уилла.

— Давай.

Сегодня, кажется, у капеллана настроение отвратительнее, чем обычно. Уилл начал сомневаться, стоит ли заводить разговор.

Эврар быстро просмотрел несколько страниц перевода, глянул в оригинал.

— Я хотел бы поговорить с вами, сэр, — начал Уилл.

— Скажи мне, сержант, как переводится арабское слово «асал»?

— Мед, — ответил Уилл через секунду.

— Тогда почему у тебя здесь с оливковым и гвоздичным маслом смешан не мед, а что-то совсем другое? И этим предлагается лечить лихорадку? — Эврар вскинул брови. — Я не лекарь, но сомневаюсь, что лихорадка ослабнет, если кого-то попотчевать Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница таким питьем.

— В этом месте текст неразборчивый.

— А надо работать не ночью, когда ничего не видно, а днем. Тогда все станет разборчивым. Не сомневаюсь, что в переводе полно ошибок, потому что ты торопился. — Эврар бросил пергаменты к ногам Уилла. — Переделай.

В этот момент Уиллу очень захотелось ударить капеллана, но он заставил себя говорить спокойно.

— За этим переводом я провел много часов.

— Ты посещал вчера трактир, сержант?

— Какой трактир?

— Странно. Я находился у инспектора, когда вошел юноша, конюх, доложить о прибытии из Лондона. Услышал, как он говорит с маршалом. Парень казался очень возбужденным после встречи в городе Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница со старым другом Уиллом Кемпбеллом. Должен сказать, что конюх этот был изрядно пьян. А твое пристрастие к спиртному, сержант, общеизвестно. — Эврар махнул рукой на дверь. — Иди. Оставь меня.

— Почему вы никогда не желаете со мной поговорить?

Эврар даже вздрогнул, испуганный криком, а затем стукнул рукой так, что стол зашатался.

— Ты, кажется, забыл, с кем разговариваешь, сержант! — Он поднялся на ноги и проковылял к Уиллу. — Я тебя однажды выпорол, мальчик. Могу повторить.

Однако Уилла это не смутило. Он закусил удила.

— Это пустяк по сравнению с шестью годами службы у вас!

Глаза Эврара расширились, затем он рассмеялся хриплым лающим смехом, сменившимся Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница долгим кашлем.

— Конечно, — проговорил он в промежутке между приступами, — порка… для тебя слишком мягкое… наказание… тебя, пожалуй, следует… — капеллан прерывисто вздохнул, — послать в какой-нибудь забытый Богом гарнизон в пустыне, на переднем крае войны!

— Вы имеете в виду передний край, где сражается мой отец? Если так, то, пожалуйста, пошлите меня туда. Это будет не наказание, а благо.

Эврар ухватился за край стола. На лбу заблестели капли пота.

— Глупый мальчик, — прошептал он. — Ты не видел войны. Не был на поле битвы, когда каждая секунда может оказаться последней.

— Мне уже приходилось убивать, — пробормотал Уилл. — В Онфлере, в тринадцать лет.

Эврар взмахнул Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница рукой и упал на стул.

— Ничего ты не видел и не сделал в своей короткой жизни, что могло бы тебя подготовить.

— Тогда научите. — Уилл подошел к капеллану. — Расскажите, как подготовиться. Я хочу знать.

— Нет, — пробормотал Эврар, переворачивая дрожащей рукой страницу книги. — Ты еще не готов.

— Чем же я заслужил ваше презрение? Подвел вас в чем-то? Если так, то, пожалуйста, скажите, как я могу это исправить. Моим единственным желанием всегда было стать рыцарем-тамплиером и находиться рядом с отцом. Почему вы отказываете мне в этом? Что я еще должен сделать, чтобы добиться вашего благоволения?

Эврар молчал.

— Я выполнял все, что вы мне Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница предписывали, — продолжил Уилл хриплым голосом. Он в ужасе почувствовал, что щеки жгут слезы, но продолжил: — Мыл полы в ваших покоях, убирал, хотя вы могли для этого взять слуг. Исправно работал писцом. Перевел бог знает сколько неразборчивых скучнейших трактатов по… — Уилл схватил со стола Эврара книгу. — «Постижение странной природы дождя». Боже! — Он бросил книгу на стол.

— И как ты исполнял эти обязанности? — буркнул Эврар. — Охотно? Без недовольства?

— Если я бывал недоволен, так только потому, что в Нью-Темпле готовился стать рыцарем. А вы сделали меня писцом под угрозой изгнания. Почему это должно мне нравиться?

— А раньше? — Эврар Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница ткнул в него пальцем. — Раньше, до меня, ты исполнял все предписания своего наставника сэра Овейна?

Уилл отвернул голову.

— Тогда я еще был мальчишка. Но теперь изменился. — Он посмотрел на Эврара. — Вы это знаете.

— Твоя беда, — прохрипел Эврар, — состоит в том, что ты ставишь себя выше других. Для тебя недостойно мыть полы, да? Я понял это сразу, при первом знакомстве. Надменный маленький лорд, привыкший, чтобы все было ему по нраву!

— Это неправда! Моя мать — дочь купца. Отец — рыцарь, но не по праву рождения. И я горжусь этим. Дома я делал любую работу, охотно.

— И вот опять гордишься! — крикнул Эврар. — Теперь Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница понятно, почему ты негодуешь, что я откладываю твое посвящение. Уязвленная гордость!

— Нет! Это не…

— Для тебя рыцарство — путь наверх. Тебе очень не нравится казаться ниже своих приятелей.

— Да, сознавать такое тяжело, но не в этом причина, почему я хочу дать рыцарский обет. Я же сказал вам, мой отец…

— Твой отец! Твой отец! — Эврар вскинул руки. — Оставь его в покое, мальчик! Ответь, почему ты хочешь стать рыцарем? Разве не для того, чтобы занимать такое же положение, как и приятели? Разве не для этого ты хочешь стать рыцарем? — Эврар покачал головой и тихо произнес: — Ты молчишь, не знаешь, как ответить. Тогда Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница зачем же я должен тебя представлять к посвящению?

Уилл вглядывался в морщинистое лицо Эврара. В ушах звенело. Его единственным желанием оставалось увидеть отца, попросить о прощении, чтобы он снова считал его своим сыном. После гибели сестры он чувствовал себя отрезанным от семьи. Все эти годы мечтал снова воссоединиться, чтобы опять все стало как прежде. Если бы Уилл стал рыцарем, чего так хотел отец, он мог бы расстаться с прошлым и начать жизнь с чистого листа. Но на пути стоял вот этот немощный жестокий старик.

Уилл медленно наклонился поднять с пола пергаменты, а разогнувшись, встретил взгляд Эврара.

— Раз вы не Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница даете мне хода, я пойду к инспектору и подам прошение послать меня в Сафед. — Уилл удивился спокойной решимости, с какой он произнес эти слова. — Скажу, что хочу сражаться с сарацинами, хочу стать крестоносцем во имя Господа и христианства. Там всегда нужны люди. Вы не позволили мне отправиться туда рыцарем, пойду сержантом.

— Не будь смешным! — пренебрежительно бросил Эврар.

Но Уилл был уже у порога. Выходя из солара, он хлопнул дверью так, что раскололся косяк.

Сафед, Иерусалимское королевство

21 июля 1266 года

Джеймс наблюдал, как воины заполняют большой зал. Остановил взгляд на капитане сирийцев и понял: беды не миновать. На лице сирийца читалась непреклонная решимость. Не Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница глядя на рыцарей (их насчитывалось тридцать), занимавших скамьи на возвышении, он скованно прошагал к местам, отведенным для его воинов. Пятьдесят сержантов-тамплиеров и четыре капеллана расположились в боковом приделе зала. Джеймс посмотрел на Маттиуса. Тот сидел с непроницаемым лицом. Командор шумно вздохнул.

Как он и предсказывал, обещанная Бейбарсом амнистия вызвала у сирийских воинов бурный отклик. Созванный вчера утром совет ситуацию не улучшил. Пришлось его прервать, иначе обсуждение могло закончиться потасовкой. Воины слишком возбудились после атаки мамлюков и не могли говорить спокойно. Нужно было дать людям время на размышление. Но завтра на рассвете Бейбарс потребует ответа, и рыцарям сейчас Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница предоставлялась единственная возможность убедить сирийцев остаться в крепости и воевать.

Командор подождал, пока все усядутся, и поднялся на ноги. Лицо усталое, глаза погасшие, бледность, проступающая даже сквозь коричневую от загара кожу. Но держался он уверенно, устремив твердый взгляд на капитана сирийцев.

— Надеюсь, капитан, после сна наши речи станут мягче. — Он окинул взглядом собравшихся. — Я предлагаю каждому думать не сердцем, а головой.

— Никто не желает ссоры, командор, — сказал капитан. — Я только желаю блага своим людям.

— Тогда, может быть, объяснишь, почему вам следует принять предложение Бейбарса?

Капитан кивнул.

— Вчера я сказал, что принять условия Бейбарса нас побуждает стремление выжить. Если Сафед Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница падет, мы все встретим смерть или станем рабами. У меня здесь тысяча шестьсот воинов. Я не хочу, чтобы их порубили на куски, когда есть возможность спастись.

В зале поднялся шум. Командор поднял руку.

— Отчего ты думаешь, что Бейбарс сдержит слово? Ты же сам говорил о его коварстве. Султан совсем не похож на Саладина. Почему ты уверен, что он не перебьет вас всех, как только вы покинете крепость?

— Я также говорил тебе, командор, об излюбленной тактике султана. Он убивает только тех, кто представляет угрозу. Прежде он держал свое слово и не казнил согласных капитулировать. Если мы не примем его предложение, он Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница разгневается и больше у нас случая не будет.

— В Арсуфе случилось иначе, — сказал командор. — Бейбарс нарушил обещание и перерезал двести госпитальеров, как и вы, поверивших в спасение.

Капитан долго смотрел в пол, затем поднял глаза на командора:

— Это были франки. К нам Бейбарс относится иначе.

— Теперь мы видим твое истинное лицо, капитан! — выкрикнул один из рыцарей. — Видно, Господь обделил вас мужеством!

— Спокойно, брат! — приказал командор, увидев, как изменилось лицо капитана, а несколько его старших воинов вскочили на ноги. Рыцарь неохотно подчинился, не отрывая глаз от сирийцев. — Мы не можем снова откладывать совет, — продолжил командор. — У нас нет времени на Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница перебранку! — Он повернулся к капитану. — Если мы останемся здесь без твоих воинов, то не сможем сдержать следующую атаку. Сафед слишком велик, и горстка людей, хотя бы и очень стойких, оборонять его не в силах. Мы победим только вместе. У нас достаточно провизии на много месяцев осады. И с нами Бог. — Он впился взглядом в капитана. — Как воин воина, капитан, и как воин Христа я умоляю тебя остаться с нами воевать против неверных.

Капитан сирийцев бросил взгляд на своих воинов. В их глазах виделся тот же страх, то же самое отчаяние, какое испытывал он сам. Сирийцы казались добрыми людьми Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница, но не имели душевного подъема рыцарей Вечерних стран. Рыцари в своем безрассудном Крестовом походе прошли по этим землям, сокрушая неверных. Подобно великанам они шагали, даже не замечая разрушений, одержимые возвышенной целью. Для них это была Божья земля, а для капитана — земля предков, единственный дом. И сирийцев не сравнить с отсталыми крестьянами без воли и собственного разума.

Капитан поднял голову:

— Я не могу изменить решение, командор. Это самоубийство.

Зал вдруг взорвался.

— Ваши сердца не были с нами с самого начала! — выкрикнул один рыцарь. — Даже до предложения Бейбарса вы робели перед каждой атакой.

— Капитан сказал свое слово, — вмешался один из сирийцев. — У Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница вас нет права на осуждение! Вы собрали нас здесь, чтобы договориться, а не подчинить своей воле силой!

— Бейбарса можно одолеть, говорю я вам!

— Пойдемте отсюда, капитан. Зачем нам выслушивать этот вздор.

— Тогда уходите! — крикнул один из сержантов-тамплиеров, забыв свой ранг. — Нам такие трусы не нужны!

Сирийцы вскочили, выхватывая мечи. Капеллан тамплиеров пытался что-то сказать, но его голос потонул в шуме. Командор кричал, требовал остановиться, но его больше никто не слушал. В задней части зала вспыхнула драка. Один сержант сцепился с сирийцем. Тот хотел пырнуть его мечом, но сержант сбил его с ног ударом кулака. Двое сирийцев тут же повалили Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница сержанта на пол.

Поднялся Джеймс.

— Именно на это и рассчитывал Бейбарс! Что мы… — Он замолк, его слова тоже потонули в шуме.

— Тихо! — громом пронеслось по залу.

Драчуны прекратили потасовку. Все замолкли и посмотрели на Маттиуса, вставшего рядом с Джеймсом. Лицо алое, глаза блестят. Он треснул кулаком по столу еще раз, призывая к тишине. Затем повернулся к Джеймсу:

— Пожалуйста, продолжай, брат.

Джеймс едва заметно улыбнулся:

— Спасибо, Маттиус. — Он обратился к капитану сирийцев: — Бейбарс предлагает капитуляцию, потому что не надеется быстро взять Сафед. Капитан, твоя забота о воинах достойна похвалы, но ты играешь на руку Бейбарсу. Султан ищет Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница самый быстрый и легкий путь к победе. Сейчас самое жаркое время года, и его люди устали. Чем дольше пробудут здесь мамлюки, тем труднее будет ими управлять. Долгая осада не в его интересах. Еще несколько дней, и он уведет войско на поиски крепости послабее. — Джеймс бросил взгляд на командора. — С позволения командора, я предлагаю закрыть совет. — Командор устало кивнул, и Джеймс снова повернулся к капитану. — А ты со своими людьми удались сейчас и обсуди все снова. Через несколько часов явись к командору для разговора. Только, прежде чем решать, обстоятельно подумай.

Сирийцы что-то выкрикивали, но капитан кивнул:

— Я встречусь с тобой один, командор Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница, как предлагает твой человек. Но вряд ли время изменит мое решение.

Воины начали выходить из зала. Сержанты негромко переговаривались, мрачно поглядывая на сирийцев.

— Надеюсь, вы не сочли меня слишком дерзким, сэр? — сказал Джеймс командору.

Тот слабо улыбнулся:

— Ты говорил хорошо, брат. Кто знает, может, еще удастся уговорить капитана. — Командор встал. — А сейчас я собираюсь наказать драчунов. — Он кивнул в сторону сержантов, подравшихся с сирийцами. — Я не потерплю бесчинства даже при таких обстоятельствах. — Затем напряженно добавил: — Мы же не простые наемники, а Божьи люди.

Пришел вечер. Джеймс с облегчением сбросил плащ с кольчугой и рухнул на койку. Как Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница был, с мокрыми волосами после мытья. Оранжевый луч проник в узкое окно опочивальни, осветив ее золотистым светом. Из лагеря мамлюков доносились молитвенные песнопения. Он лежал поверх одеяла, благодарный легкому ветерку, ласкающему голую грудь. Обычно сухая основательная жара в этот вечер стала влажной и липкой. Джеймс подумал, не надвигается ли гроза. Он давно не видел дождя. Закрыв глаза, Джеймс воспоминал Шотландию. Чистые быстрые реки, стремительные водопады, мягкий зеленый мох, темные туманные озера. Вот Изабел переходит вброд ручей, подняв высоко юбки. Вода обтекает ее красивые стройные ноги. Она поворачивает к нему смеющееся лицо. Кивает, манит к себе.

— Джеймс!

Он открыл глаза Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница. Над ним наклонился Маттиус. На лице тревога.

— Что случилось? — Джеймс быстро сбросил ноги с койки.

— Они уходят, — пробормотал Маттиус, протягивая ему нижнюю рубаху.

— Кто? — Джеймс натянул рубаху и направился за кольчугой.

— Сирийцы. Уходят все.

— Но капитан хотел просить Бейбарса продлить срок ультиматума. Послали геральдов.

— Похоже, капитан передумал. Он даже не дождался срока, данного Бейбарсом. Они начали уходить после наступления темноты, когда большинство наших людей отдыхали в казармах или несли вахту на внешних стенах. Выходят с белым флагом через потайную дверь в южной стене.

— С ними пытались поговорить? — спросил Джеймс, набрасывая плащ.

— Да, командор уговаривал капитана, но тот увидел, как приняли мамлюки Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница первых сирийцев, и его решимость укрепилась. Их разоружили, но позволили идти куда хотят. Говорят, некоторые тут же перешли на сторону врага.

— И сколько у нас осталось людей?

— Командор сказал, примерно тысяча.

— Боже! А что капитан?

Маттиус хмыкнул:

— Приподнял полы плаща и побежал за остальными. — Он кивнул на дверь: — Пошли, мы нужны командору.

На внешней стене командор осыпал проклятиями цепочку сирийцев, спускающихся вниз по крутому склону. Он повернулся к подошедшим рыцарям:

— Посмотрите на этих ублюдков! Вероломные трусы!

Находившиеся при командоре рыцари и сержанты хмуро наблюдали за исходом сирийцев. Джеймс понимал, что теперь против Бейбарса им не выстоять. Крепость большая Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница, а защитников осталось очень немного.

— Может быть, нам обучить крестьян и их домочадцев? — предложил Маттиус. — Не так уж трудно заряжать метательные машины.

Командор устало вздохнул.

— Они не воины, брат. Мы только отвлечем своих людей, чтобы присматривать за ними во время сражения. Кроме того, крестьяне тоже начали уходить вместе с сирийцами. Остановились, только когда я сказал, что женщин и детей мамлюки непременно продадут в рабство. Бейбарс не столь великодушен, как они думают. Трусливые дураки.

— Прошу прощения, командор.

— Чего тебе, сержант?

Юноша замолк.

— Говори же, мальчик.

Дата добавления: 2015-11-05; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentamrderx.html
documentamrdmcf.html
documentamrdtmn.html
documentamreawv.html
documentamreihd.html
Документ Во-первых, спасибо читателям, остановившим взгляд на этих строчках. Вам эти люди не знакомы, но, поверьте, без их поддержки не состоялась бы и книга. 14 страница